Обзор постановлений и решений Европейского Суда по правам человека (ЕСПЧ)

Международное похищение детей

Хочу получить квалифицированную помощь адвоката!

Мы не передаем Вашу персональную информацию третьим лицам

Международное похищение детей

Обзор постановлений и решений Европейского Суда по правам человека (ЕСПЧ)

ХОДАТАЙСТВА, ПОДАННЫЕ РОДИТЕЛЕМ, РЕБЕНКА КОТОРОГО ПОХИТИЛ ДРУГОЙ РОДИТЕЛЬ


Дело "Игнакколо-Зениде против Румынии" (Ignaccolo-Zenide v. Romania) 


25 января 2000 г., жалоба N 31679/96

После развода заявительницы суд во Франции вынес решение, которое стало окончательным и вступило в силу, о том, что двое детей от брака заявительницы должны проживать с ней. В 1990 году, во время летних каникул, дети поехали к бывшему мужу заявительницы, который имел двойное гражданство: Франции и Румынии. Он проживал в Соединенных Штатах Америки. По окончании каникул бывший муж заявительницы отказался вернуть детей в страну проживания. Сменив несколько раз адрес места жительства, чтобы скрыться от властей Соединенных Штатов Америки, которым дело было передано в соответствии с Гаагской конвенцией, бывший муж заявительницы сумел выехать в Румынию в марте 1994 года. 14 декабря 1994 г. суд первой инстанции г. Бухареста вынес предписание о возвращении детей заявительнице. Однако усилия заявительницы по исполнению предписания оказались безуспешными. С 1990 года заявительница видела детей заявительницы только один раз на встрече, организованной властями Румынии 29 января 1997 г. Заявительница утверждала, что власти Румынии не предприняли достаточных мер, чтобы обеспечить быстрое исполнение решений суда и способствовать возвращению ей дочерей.

Европейский Суд постановил, что имело место нарушение статьи 8 Конвенции (право на уважение частной и семейной жизни), установив, что власти Румынии не предприняли надлежащих и эффективных усилий для осуществления права заявительницы на возвращение ее детей и, таким образом, нарушили право заявительницы на уважение ее семейной жизни. В частности, Европейский Суд отметил, что власти не приняли мер для обеспечения возвращения детей заявительнице, указанных в статье 7 Гаагской конвенции.

--------------------------------


Дело "Иглесиас Хиль и A.U.I. против Испании" (Iglesias Gil and A.U.I. v. Spain)

29 апреля 2003 г., жалоба N 56673/00

Заявительница утверждала, что власти Испании не приняли надлежащих мер для обеспечения незамедлительного исполнения судебных решений, согласно которым заявительнице были присуждены опека и исключительные родительские права в отношении дочери, которую ее отец забрал в Соединенные Штаты Америки. В частности, она обжаловала то обстоятельство, что власти не проявили достаточного усердия при рассмотрении жалобы заявительницы на похищение.

Европейский Суд постановил, что имело место нарушение статьи 8 Конвенции (право на уважение частной и семейной жизни), установив, что власти Испании не предприняли надлежащих и эффективных усилий для осуществления права заявительницы на возвращение ее ребенка и права ребенка на воссоединение с матерью, тем самым нарушив их право на уважение семейной жизни. Европейский Суд отметил, что именно власти Испании должны были выполнить адекватные действия, указанные в соответствующих положениях Гаагской конвенции, чтобы обеспечить возвращение ребенка к матери. Однако не было принято каких-либо мер, чтобы гарантировать исполнение решений, вынесенных в пользу заявительницы и ее ребенка.

--------------------------------


Дело "Бианчи против Швейцарии" (Bianchi v. Switzerland) 

Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 1/2007.

22 июня 2006 г., жалоба N 7548/04

Данное дело касалось похищения ребенка от отца из Италии его матерью в Швейцарию. Отец обжаловал длительность производства по делу в органах власти кантона Люцерн и неспособность властей Швейцарии исполнить решения судов о возвращении его сына в Италию.

Европейский Суд постановил, что имело место нарушение статьи 8 Конвенции (право на уважение частной и семейной жизни). Европейский Суд установил, что бездействие властей Швейцарии в нарушение объекта и цели Гаагской конвенции привели к полному разрыву отношений между отцом и сыном, который длился более двух лет и который, учитывая маленький возраст ребенка, мог привести к растущему отчуждению между ними, что нельзя было считать действиями, отвечающими наилучшим интересам ребенка. Следовательно, Европейский Суд не мог заключить, что право заявителя на уважение его семейной жизни было эффективно защищено, как того требует Конвенция.

См. также Постановление Европейского Суда по делу "Монори против Румынии и Венгрии" (Monory v. Romania and Hungary) от 5 апреля 2005 г., Постановление Европейского Суда по делу "Карлсон против Швейцарии" (Carlson v. Switzerland) от 6 ноября 2008 г.

--------------------------------

Дело "Байрами против Албании" (Bajrami v. Albania)

12 декабря 2006 г., жалоба N 35853/04

В 1998 году заявитель и его жена расстались, и супруга уехала с их дочерью (родившейся в январе 1997 года) жить со своими родителями. Заявитель смог увидеть дочь только один раз после ее отъезда, поскольку супруга и ее родители отказывались разрешить ему доступ к ребенку. В июне 2003 года заявитель подал на развод. В то же время он обратился в полицию с просьбой заблокировать паспорт его дочери ввиду того обстоятельства, что его жена планировала отвезти дочь в Грецию без его согласия. В феврале 2004 года процедура развода была завершена, и опека над ребенком была передана заявителю. Однако это решение никогда не было исполнено.

Европейский Суд постановил, что имело место нарушение статьи 8 Конвенции (право на уважение частной и семейной жизни). В частности, он отметил, что решение об опеке оставалось неисполненным на протяжении примерно двух лет, за которые заявитель не несет ответственности, поскольку он регулярно предпринимал меры для обеспечения возвращения своей дочери. Напоминая, что Европейский Суд требовал от государств предпринимать все необходимые меры для обеспечения воссоединения родителей и их детей на основании вступивших в силу решений внутригосударственного суда и независимо от отсутствия ратификации в Албании соответствующих международных инструментов в этой области, Европейский Суд установил, что правовая система Албании, какой она была в рассматриваемое время, не предоставляла какой-либо альтернативы, которая позволила бы заявителю получить практическую и эффективную защиту, требуемую позитивным обязательством государства, закрепленным в статье 8 Конвенции.

--------------------------------


Дело "Шоу против Венгрии" (Shaw v. Hungary)

N 1/2012.

26 июля 2011 г., жалоба N 6457/09

После развода в 2005 году заявителя, гражданина Ирландии, проживающего во Франции со своей женой - гражданкой Венгрии, бывшим супругам была предоставлена совместная опека над дочерью, которой на тот момент было пять лет. В данном деле Европейский Суд должен был рассмотреть, предприняли ли власти Венгрии в свете своих международных обязательств, вытекающих, в частности, из Регламента совета (ЕС) от 27 ноября 2003 г., касающегося юрисдикции, признания и приведения в исполнение судебных решений по семейным вопросам и вопросам о родительской ответственности <1>, надлежащие и эффективные усилия для обеспечения соблюдения права заявителя на возвращение своей дочери (которую мать увезла в Венгрию и отдала там в школу без согласия заявителя) и права ребенка на воссоединение с отцом.

--------------------------------

<1> Регламент совета (EC) N 2201/2003 от 27 ноября 2003 г. о юрисдикции и признании и исполнении решений по брачным делам и вопросам родительской ответственности, отменивший Регламент (EC) N 1347/2000.

Европейский Суд постановил, что имело место нарушение статьи 8 Конвенции (право на уважение частной и семейной жизни). В частности, он отметил, что прошло почти 11 месяцев между вынесением требования о возвращении ребенка во Францию и исчезновением матери с дочерью. В течение этого периода единственными принятыми исполнительными мерами были безрезультатный запрос о добровольном возвращении ребенка и наложение на мать относительно небольшого штрафа. Ситуация усугублялась тем фактом, что отец не мог осуществить свое право доступа к ребенку на протяжении более трех с половиной лет. В основном это произошло из-за того, что власти Венгрии отказались признать свою юрисдикцию по данному вопросу, несмотря на наличие вступившего в законную силу решения суда, удостоверенного в соответствии со статьей 41 Регламента совета (ЕС) от 27 ноября 2003 г.

--------------------------------


Дело "Каррер против Румынии" (Karrer v. Romania)

Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 8/2012.

21 февраля 2012 г., жалоба N 16965/10

Дело касалось жалобы отца и его дочери (2006 года рождения) на производство, возбужденное в судах Румынии в соответствии с Гаагской конвенцией в связи с возвращением ребенка в Австрию. В феврале 2008 года мать ребенка обратилась в Австрии за получением развода с заявителем. Через несколько месяцев мать и ребенок уехали из Австрии в Румынию, в то время как вопрос об опеке над ребенком еще рассматривался. Тогда заявитель обратился с требованием о возвращении его дочери в Австрию, утверждая, что ее вывезли в другое государство незаконно. В окончательном судебном решении от июля 2009 года суды Румынии признали, что возвращение ребенка в Австрию подвергнет ее риску причинения ей физического и психологического вреда.

Европейский Суд постановил, что имело место нарушение статьи 8 Конвенции (право на уважение частной и семейной жизни), установив, в частности, что суды Румынии не провели глубокого анализа для оценки наилучших интересов ребенка и не предоставили заявителю возможности незамедлительно представить свое дело, как этого требует Конвенция, истолкованная в свете Гаагской конвенции. Кроме того, что касается справедливости процесса принятия решения, заявителю ни разу не была предоставлена возможность представить свое дело в судах Румынии либо лично, либо в письменной форме. В заключение Европейский Суд отметил, что производство в рамках Гаагской конвенции длилось 11 месяцев на двух уровнях юрисдикции, хотя данные дела должны рассматриваться в течение шести недель.


--------------------------------


Дело "Илкер Энсар Уйаник против Турции" ( Ensar Uyanik v. Turkey)

3 мая 2012 г., жалоба N 60328/09

Данное дело касалось производства, возбужденного заявителем в Турции с целью добиться возвращения своего ребенка из Соединенных Штатов Америки, где он проживал с его матерью, женой заявителя. Жена осталась в Турции с их дочерью после проведения каникул в этой стране. Заявитель утверждал, что производство в судах Турции было несправедливым, поскольку суды не выполнили положения Гаагской конвенции.

Европейский Суд постановил, что имело место нарушение статьи 8 Конвенции (право на уважение частной и семейной жизни), установив, что суды Турции не провели тщательной и полной оценки всей семейной ситуации заявителя, не рассмотрев ее, среди прочего, в свете принципов, установленных Гаагской конвенцией, и что процесс принятия решения согласно законодательству Турции не отвечал процессуальным требованиям, содержащимся в статье 8 Конвенции.

--------------------------------

Дело "Роу и другие против Франции" (Raw and Others v. France) <1>

Там же. N 8/2013.

7 марта 2013 г., жалоба N 10131/11

Это дело касалось неисполнения решения суда, подтверждавшего приказ о возвращении несовершеннолетних детей их матери в Соединенное Королевство, при этом дети пользовались равными правами проживания у родителей. Дети пожелали остаться со своим отцом во Франции. Заявители - мать детей утверждала, что она действовала от своего лица и от имени своих несовершеннолетних детей - обжаловали неспособность властей Франции обеспечить возвращение двух детей в Соединенное Королевство.

Европейский Суд постановил, что имело место нарушение статьи 8 Конвенции (право на уважение частной и семейной жизни), заключив, что власти Франции не выполнили всех действий, которых от них можно было бы разумно ожидать, чтобы способствовать выполнению решения Апелляционного суда от апреля 2009 года, которым было приказано вернуть двух детей в Соединенное Королевство. В частности, Европейский Суд указал, что в контексте применения Гаагской конвенции и Регламента "Брюссель II bis.3", хотя мнение детей должно было учитываться, их несогласие не могло служить препятствием к их возвращению.

--------------------------------

Дело "Лопес Гийо против Словакии" ( v. Slovakia)

3 июня 2014 г., жалоба N 10280/12

В мае 2009 года у заявителя и гражданки Словакии родился ребенок. Родители жили вместе в Испании до июля 2010 года, когда мать забрала ребенка из Испании в Словакию и не вернулась в Испанию. После отъезда заявитель возбудил в Словакии дело против матери ребенка, требуя выдать приказ о возвращении ребенка в Испанию в соответствии с Гаагской конвенцией. Заявитель утверждал, что в производство по делу произвольно вмешался Конституционный суд Словакии и в результате он был лишен контакта со своим ребенком на протяжении длительного срока.

Европейский Суд постановил, что имело место нарушение статьи 8 Конвенции (право на уважение частной и семейной жизни). Европейский Суд отметил, что заявитель не был представлен в производстве в Конституционном суде, которое привело к отмене вступившего в силу и подлежавшего исполнению приказа о возвращении его ребенка в Испанию, ранее вынесенного обычными судами. Заявитель не был уведомлен о производстве в Конституционном суде и тем более не мог участвовать в нем, хотя у него был законный интерес в деле. Кроме того, Европейский Суд принял во внимание, что вмешательство Конституционного суда в дело произошло в тот момент, когда были исчерпаны все другие средства правовой защиты и имелись указания на то, что это могла быть систематическая проблема в связи с тем фактом, что указанные средства правовой защиты были доступны в Словакии в рамках процедуры возвращения ребенка.

--------------------------------

Дело "Блага против Румынии" (Blaga v. Romania)

1 июля 2014 г., жалоба N 54443/10

У заявителя и его жены, которые оба имели двойное гражданство Румынии и Соединенных Штатов Америки, было трое детей, 1998 и 2000 годов рождения соответственно. Они все проживали в Соединенных Штатах Америки до сентября 2008 года, когда мать забрала детей в Румынию и не вернулась. Заявитель утверждал, в частности, что суды Румынии, которые в марте 2014 года присудили матери единоличную опеку над детьми, неправильно истолковали положения Гаагской конвенции, ссылаясь исключительно на мнение его детей, чтобы отказать в их возвращении в Соединенные Штаты Америки.

Европейский Суд постановил, что имело место нарушение статьи 8 Конвенции (право на уважение частной и семейной жизни), установив, что заявитель пострадал от непропорционального вмешательства, поскольку предусмотренный внутригосударственным законодательством процесс принятия решения не отвечал процессуальным требованиям, предусмотренным статьей 8 Конвенции.

--------------------------------


Дело "Громадка и Громадкова против Российской Федерации"


Дела по жалобам против Российской Федерации не были включены в обзор от февраля 2015 года. 

Они добавлены редакцией как представляющие интерес для читателей.

(Hromadka and Hromadkova v. Russia)


<2> Опубликовано в "Прецедентах Европейского Суда по правам человека" N 3/2015.

11 декабря 2014 г., жалоба N 22909/10

Заявитель, гражданин Чешской Республики, женился на гражданке Российской Федерации в 2003 году. Супруги проживали в Чешской Республике, и в 2005 году у них родилась дочь, заявительница. Через два года супруга заявителя начала бракоразводный процесс, и оба родителя пытались получить опеку над ребенком. В 2008 году, когда бракоразводный процесс еще продолжался, супруга вывезла дочь в Российскую Федерацию без согласия заявителя. Заявитель утверждал, что власти Российской Федерации нарушили свои обязательства, не обеспечив возможность осуществления контактов с его дочерью.

Европейский Суд постановил, что имело место нарушение статьи 8 Конвенции (право на уважение частной и семейной жизни), установив, что отсутствовала правовая база, позволявшая властям Российской Федерации надлежащим образом реагировать на случаи международного похищения детей, поэтому власти Российской Федерации не выполнили своих позитивных обязательств, предусмотренных статьей 8 Конвенции. Европейский Суд также отметил, что с 2008 года ребенок проживал в новой среде, в Российской Федерации, и его возвращение к отцу противоречило бы ее интересам, что признал и заявитель. В то же время Европейский Суд постановил, что суды Российской Федерации, отказав заявителю в признании и исполнении решения суда Чешской Республики, не нарушили требования статьи 8 Конвенции, поскольку возврат дочери отцу противоречил бы наилучшим интересам ребенка. В заключение Европейский Суд указал, что имело место нарушение статьи 8 Конвенции, касается других мер, принимаемых властями Российской Федерации после июня 2011 года, решив, что они не приняли всех мер, которых от них можно было обоснованно ожидать, чтобы позволить заявителям поддерживать и развивать семейную жизнь друг с другом.

--------------------------------


Дело "V.P. против Российской Федерации" [V.P. v. Russia]

Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 3/2015.

23 октября 2014 г., жалоба N 61362/12

Заявителем по данному делу является гражданин Молдавии, жена которого без его согласия вывезла их ребенка в Российскую Федерацию. Она отказывалась вернуть ребенка отцу, несмотря на неоднократные требования заявителя и вынесенные решения судами Молдавии. Заявитель жаловался на то, что власти Российской Федерации не предприняли надлежащих мер для исполнения решения суда Молдавии, определившего его в качестве родителя, с которым должен проживать его сын.

Европейский Суд постановил, что имело место нарушение статьи 8 Конвенции (право на уважение частной и семейной жизни), установив, что власти Российской Федерации не продемонстрировали надлежащего усердия при исполнении решения суда Молдавии, а некоторые принятые меры не были "адекватными и эффективными", чтобы принудить мать отдать ребенка заявителю.

ХОДАТАЙСТВА, ПОДАННЫЕ ПОХИТИВШИМ РЕБЕНКА РОДИТЕЛЕМ

Дело "Эскинази и Шелуш против Турции" (Eskinazi and Chelouche v. Turkey)

Примечание. В тексте документа, видимо, допущена опечатка: Решение ЕСПЧ "Дело "Эскинази и Шелуш против Турции" (Eskinazi and Chelouche v. Turkey)" принято 16.12.2005.

6 декабря 2005 г. (Решение по вопросу приемлемости), жалоба N 14600/05

Первая заявительница, которая была замужем, посетила Турцию с дочерью (вторая заявительница), которой на тот момент было четыре года, первоначально на короткое время, но впоследствии решила остаться там со своей дочерью, несмотря на несогласие отца девочки. Затем она подала заявление на развод. Ей предоставили над дочерью временную опеку, которую она ранее имела вместе со своим мужем. Муж, который проживал в Израиле, в свою очередь, подал заявление о разводе в раввинский суд г. Тель-Авива, который вынес предписание матери вернуть ребенка в Израиль, а в случае, если она этого не сделает, ее действия будут классифицированы как "неправомерное изъятие ребенка" в соответствии с Гаагской конвенцией. Было возбуждено дело с целью обеспечить возвращение ребенка в Израиль. Оно завершилось вынесением судами Турции приказа о возвращении ребенка в соответствии с положениями Гаагской конвенции. Отец ребенка подал ходатайство об исполнении решения. Временная мера, назначенная Европейским Судом в соответствии с правилом 39 Регламента Суда (временная мера) привела к приостановлению исполнения приказа. Заявительницы утверждали, что отправка ребенка обратно в Израиль будет являться нарушением их права на уважение частной и семейной жизни. По мнению первой заявительницы, разделение с матерью и отправка в страну, где у девочки не было связей и на языке которой она не разговаривала, будет противоречить наилучшим интересам ребенка. Первая заявительница также считала, что, если ее дочь отправят в Израиль, она будет навсегда лишена своего права на справедливое судебное разбирательство в судах Турции, поскольку решения по вопросам развода и другим будут тогда приниматься раввинским судом.

Европейский Суд признал жалобу неприемлемой для рассмотрения по существу (как явно необоснованную). С учетом материалов дела в целом Европейский Суд отметил, что, когда центральные власти Израиля направляли требование о возвращении ребенка, девочка считалась неправомерно перемещенной из страны по смыслу Гаагской конвенции. Кроме того, у властей Турции не было существенных оснований для отказа в просьбе ни в соответствии с Гаагской конвенцией, ни на основании того, что возможные недостатки каких-либо процедур, которым заявительницы могут подвергнуться в Израиле, могли бы являться "грубым отрицанием права на справедливое судебное разбирательство". Повторив, что статья 8 Конвенции (право на уважение частной и семейной жизни) должна была толковаться в свете Гаагской конвенции, Европейский Суд постановил, принимая во внимание все представленные ему доказательства, что, решив возвратить ребенка в Израиль, власти Турции не могут считаться нарушившими свою обязанность по обеспечению справедливого судебного разбирательства, предусмотренную статьей 6 Конвенции (право на справедливое судебное разбирательство) или право на уважение семейной жизни, гарантированное статьей 8 Конвенции. Кроме того, Европейский Суд решил отменить временную меру, о которой сообщил властям Турции в соответствии с правилом 39 Регламента Суда.

--------------------------------


Дело "Парадиз и другие против Германии" (Paradis and Others v. Germany)

Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 3/2008.

4 сентября 2007 г. (Решение по вопросу приемлемости), жалоба N 4065/04

Заявительница, гражданка Германии, ушла от своего мужа-канадца в 1997 году. Суд Канады предоставил ей опеку над четырьмя детьми, но постановил не вывозить детей из Канады без согласия мужа. Летом 2000 года заявительница не вернулась с детьми после двухнедельных каникул, проведенных в Германии, где она подала заявление на развод и ходатайство о присуждении ей опеки над детьми. Суды Канады присудили мужу заявительницы единоличную опеку над детьми, а Апелляционный суд Германии предписал заявительнице вернуть детей мужу. После неоднократных отказов выполнить предписание районный суд в Германии вынес постановление о принудительном задержании заявительницы с целью выяснить у нее местонахождение детей. В постановлении указывалось, что заявительница будет освобождена незамедлительно, как только ее дети будут возвращены. Жалоба заявительницы была отклонена, а Федеральный конституционный суд отказался принять ее конституционную жалобу к рассмотрению. В 2003 году заявительницу задержали на шесть месяцев, но она не сообщила, где ее дети.

Европейский Суд признал жалобу неприемлемой для рассмотрения по существу, установив, что жалоба заявительницы на постановление о задержании являлась явно необоснованной. Европейский Суд отметил, в частности, что одной из целей Гаагской конвенции являлось обеспечить быстрое возвращение детей в страну их постоянного места проживания, чтобы предотвратить привыкание к неправомерному нахождению в другой стране. В настоящем деле Европейский Суд указал, что дети не видели отца уже более двух лет после того, как Апелляционный суд вынес предписание об их возвращении, и почти три года - после вынесения районным судом постановления о задержании заявительницы. В связи с этим было крайне важно не затягивать неправомерное удержание детей в стране. Хотя задержание являлось крайней мерой пресечения, предусмотренной внутригосударственным законодательством, заявительница была упорно настроена не возвращать детей, о чем свидетельствует тот факт, что она спрятала их за границей. При таких обстоятельствах Европейский Суд заключил, что вывод районного суда о том, что было бы бессмысленно налагать принудительный штраф, являлся разумным, а постановление о принудительном помещении заявительницы под стражу не было непропорциональным.

--------------------------------

Дело "Момуссо и Вашингтон против Франции"

(Maumousseau and Washington v. France)

Опубликовано в "Бюллетене Европейского Суда по правам человека" N 6/2008.

6 декабря 2007 г., жалоба N 39388/05

Заявителями по делу являются граждане Франции, которые проживают в этой стране, и их дочь, которая является гражданкой Франции и Соединенных Штатов Америки, поскольку родилась в Соединенных Штатах Америки в 2000 году и проживает со своим отцом в этой стране. Дело касалось возвращения в Соединенные Штаты Америки ребенка, которому на тот момент было четыре года, на основании приказа суда Франции, вынесенного в декабре 2004 года на основании Гаагской конвенции и решения суда Соединенных Штатов Америки, которым опека над девочкой передавалась ее отцу. Ребенок, чьей обычной страной проживания являлись Соединенные Штаты Америки, прибыл во Францию в марте 2003 года, чтобы провести каникулы с матерью, которая затем решила не возвращать ребенка в Соединенные Штаты Америки, а остаться с ней во Франции. В своей жалобе заявительница утверждала, в частности, что возвращение ее дочери в Соединенные Штаты Америки противоречило интересам ребенка и ставило ее в невыносимую ситуацию ввиду ее небольшого возраста. Она также считала, что вторжение полиции в сентябре 2004 года в детский сад, в котором находилась ее дочь, привело к значительным психологическим последствиям для ребенка.

Европейский Суд постановил, что отсутствовало нарушение статьи 8 Конвенции (право на уважение частной и семейной жизни). Что касается приказа о возвращении ребенка в Соединенные Штаты Америки, Европейский Суд отметил, что суды Франции приняли во внимание "наилучшие интересы" ребенка, под которыми понималась незамедлительная реинтеграция в окружающую среду, с которой ребенок был знаком. Суды, в частности, тщательно рассмотрели семейную ситуацию в целом, изучили ряд различных факторов, провели сбалансированную и разумную оценку соответствующих интересов и постоянно прилагали усилия, чтобы выяснить, что будет наилучшим решением для ребенка. Европейский Суд также заключил, что не было причин полагать, что процесс принятия решения, который привел суды Франции к вынесению приказа о возвращении ребенка в Соединенные Штаты Америки, был бы несправедлив или не позволял бы заявителям эффективно доказывать свои права. Кроме того, что касается условий исполнения приказа о возвращении, Европейский Суд указал, что вторжение сотрудников полиции в детский сад дочери заявительницы явилось результатом постоянных отказов матери добровольно передать дочь отцу, несмотря на приказ суда, который мог быть исполнен на протяжении более чем шести месяцев. Хотя вмешательство полиции не являлось самым уместным способом разрешения таких ситуаций, как в деле заявительницы, и могло иметь травмирующие последствия, Европейский Суд отметил, что оно было осуществлено с санкции и под контролем прокурора, профессионального государственного юридического служащего, наделенного высшими полномочиями по принятию решений, который руководил сопровождавшими его сотрудниками. Европейский Суд также отметил, что столкнувшись с сопротивлением людей, которые в споре приняли сторону заявительницы, власти не настаивали на том, чтобы забрать ребенка.

--------------------------------

Дело "Нойлингер и Шурук против Швейцарии" (Neulinger and Shuruk v. Switzerland)

6 июля 2010 г. (Большая Палата Европейского Суда), жалоба N 41615/07

Заявительница, гражданка Швейцарии, приехала жить в Израиль, где она вышла замуж и родила сына. Когда у нее возникли опасения, что отец ребенка заберет его в ультраортодоксальную коммуну за рубежом, известную агрессивным стремлением обратить других в свою веру (прозелитизм), Семейный суд г. Тель-Авива вынес запрет на выезд ребенка из Израиля до достижения им совершеннолетия. Заявительнице была предоставлена временная опека над ребенком, а родительские права должны были осуществляться совместно. Впоследствии родительские права отца были ограничены ввиду его угрожающего поведения. Родители ребенка развелись, и заявительница тайно выехала со своим сыном из Израиля в Швейцарию. Действуя в качестве суда последней инстанции, Федеральный суд Швейцарии постановил, что заявительница должна вернуть ребенка в Израиль.

Европейский Суд постановил, что в деле будет допущено нарушение статьи 8 Конвенции (право на уважение частной и семейной жизни) в отношении заявительницы и ее сына, если приказ о возвращении ребенка в Израиль будет исполнен. Европейский Суд, в частности, не был убежден, что возвращение в Израиль будет отвечать наилучшим интересам ребенка. Ребенок действительно являлся гражданином Швейцарии и очень хорошо устроился в этой стране, где он непрерывно проживал около четырех лет. Даже несмотря на то, что он еще находился в том возрасте (семь лет), когда имеются значительные возможности для адаптации, факт повторной смены постоянного места жительства, вероятно, имел бы серьезные последствия для ребенка и эти последствия должны быть тщательно взвешены по сравнению с любыми благами, которые ребенок может получить от переезда. В связи с этим следовало отметить, что до похищения ребенка у его отца были ограничены родительские права. Более того, с тех пор отец ребенка дважды женился и снова стал отцом, но не выплачивал алименты своей дочери. Что касается матери ребенка, Европейский Суд полагал, что будет осуществлено непропорциональное вмешательство в ее право на уважение семейной жизни, если ее заставят вернуться в Израиль.

--------------------------------


Дело "Шнеерсоне и Кампанелла против Италии" (Sneersone and Kampanella v. Italy)


12 июля 2011 г., жалоба N 14737/09

Данное дело касается приказа судов Италии о возвращении к отцу в Италию малолетнего мальчика, проживающего со своей матерью (заявительницей) в Латвии. Заявительница и ее сын утверждали, что рассматриваемое судебное решение противоречило наилучшим интересам ребенка и нарушало международное право и законодательство Латвии. Они также обжаловали то обстоятельство, что суды Италии рассмотрели дело в отсутствие заявительницы.

Европейский Суд постановил, что имело место нарушение статьи 8 Конвенции (право на уважение частной и семейной жизни). Европейский Суд установил, в частности, что решения судов Италии были едва обоснованы и не являлись надлежащим ответом на психологическую травму, которую неизбежно повлечет внезапный и необратимый разрыв тесных связей между матерью и ребенком. Кроме того, суды не рассмотрели других вариантов решений для обеспечения контакта отца с ребенком.

--------------------------------

Дело "M.R. и L.R. против Эстонии" (M.R. and L.R. v. Estonia)

15 мая 2012 г. (Решение по вопросу приемлемости), жалоба N 13420/12

Заявительницами являлись мать и дочь. Отец требовал возвращения дочери в Италию в соответствии с Гаагской конвенцией. Заявительницы не вернулись в Италию после поездки в Эстонию. Они обжаловали соответствующие процедуры в суды Эстонии, а также решения судов о вынесении приказа о возвращении ребенка в Италию. Европейский Суд потребовал от властей Эстонии в соответствии с правилом 39 Регламента Суда (временные меры) не возвращать ребенка, пока он рассматривает дело.

Европейский Суд признал жалобу неприемлемой для рассмотрения по существу (как явно необоснованную). В частности, Европейский Суд установил, что власти Эстонии, отклоняя доводы матери о невозможности возвращения в Италию, не превысили предоставленную им свободу усмотрения. Также ничто не предполагало, что решения судов о возвращении ребенка были произвольными или что власти не выполнили свое обязательство по установлению справедливого баланса между противоречивыми интересами, о которых идет речь. Кроме того, Европейский Суд решил отменить временную меру, о которой было сообщено властям Эстонии в соответствии с правилом 39 Регламента Суда.

--------------------------------

Дело "B. против Бельгии" (B. v. Belgium)

10 июля 2012 г., жалоба N 4320/11

Данное дело касалось приказа о возвращении ребенка в Соединенные Штаты Америки после того, как мать забрала дочь в Бельгию без согласия отца или суда Соединенных Штатов Америки. Заявительницы, мать и дочь, утверждали, в частности, что отправление ребенка обратно в Соединенные Штаты Америки лишит ребенка матери и оставит ее в невыносимой ситуации. Европейский Суд потребовал от властей Бельгии в соответствии с правилом 39 Регламента Суда (временные меры) не возвращать ребенка в Соединенные Штаты Америки, пока он рассматривает жалобу.

Европейский Суд постановил, что имело место нарушение статьи 8 Конвенции (право на уважение частной и семейной жизни). В частности, он решил, что, вынося приказ о возвращении ребенка в Соединенные Штаты Америки, суды Бельгии недостаточно пытались оценить риск, связанный с возвращением к ее отцу. Судам также следовало принять во внимание прошедшее время и интеграцию ребенка в бельгийское общество. Европейский Суд также полагал, что временная мера, о которой было сообщено властям Бельгии в соответствии с правилом 39 Регламента Суда, должна оставаться в силе до вступления Постановления в законную силу или до вынесения Европейским Судом иного решения по данному вопросу.

--------------------------------

Дело "Х против Латвии" (X v. Latvia)

26 ноября 2013 г. (Большая Палата Европейского Суда), жалоба N 27853/09

Данное дело касалось процедуры возвращения ребенка в Австралию, страну ее рождения, из которой она уехала с матерью в возрасте трех лет и пяти месяцев, с применением положений Гаагской конвенции, и жалобы матери ребенка на то, что приказ судов Латвии о возвращении ребенка нарушил ее право на уважение семейной жизни по смыслу статьи 8 Конвенции.

Европейский Суд постановил, что имело место нарушение статьи 8 Конвенции (право на уважение частной и семейной жизни). Европейский Суд решил, что Конвенция и Гаагская конвенция применялись совместно и сбалансированно и что в первую очередь должны были учитываться наилучшие интересы ребенка. В данном деле Европейский Суд считал, что суды Латвии не выполнили процессуальные требования статьи 8 Конвенции, поскольку отказались принимать во внимание подлежащее доказыванию утверждение о наличии "серьезного риска" для ребенка в случае ее возвращения в Австралию.

--------------------------------

Дело "Руйе против Швейцарии" (Rouiller v. Switzerland)

22 июля 2014 г., жалоба N 3592/08

Данное дело касалось перемещения из Франции в Швейцарию двоих детей их матерью, которой было предоставлено место жительства после развода. Заявительница жаловалась, что возвращение ее детей во Францию, как того требовали суды Швейцарии, являлось нарушением статьи 8 Конвенции. Ее дети проживали с ней в Швейцарии почти два года, и заявительница утверждала, что суды Швейцарии неправомерно применили положения Гаагской конвенции, когда вынесли приказ о возвращении детей во Францию. Она также утверждала, что мнение детей не было надлежащим образом принято во внимание.

Европейский Суд постановил, что отсутствовало нарушение статьи 8 Конвенции (право на уважение частной и семейной жизни). Как и суды кантонов, и Федеральный суд, который рассматривал жалобу, Европейский Суд установил, что перемещение матерью своих детей в Швейцарию являлось "неправомерным перемещением" и что Гаагская конвенция не гарантировала ребенку право выбора места проживания. В связи с этим приведенные одним из детей причины, по которым он хотел остаться в Швейцарии, не были достаточны для того, чтобы оправдать применение одного или нескольких исключений из требования о возвращении ребенка, предусмотренных статьей 13 Гаагской конвенции, учитывая, что эти исключения подлежали ограничительному толкованию.

--------------------------------

Дело "Фостира Эфтимиу и Рибейро Фернандес против Португалии"

(Phostira Efthymiou and Ribeiro Fernandes v. Portugal)

5 февраля 2015 г., жалоба N 66775/11

Данное дело касалось процедуры возвращения дочери заявительницы в страну ее постоянного места проживания, Кипр, что было потребовано отцом ребенка. Его просьба была удовлетворена Верховным судом Португалии, который установил, что удержание ребенка в Португалии противоречило целям Гаагской конвенции и что возвращение ребенка на Кипр не подвергнет ее серьезному риску по смыслу Конвенции. Мать и дочь заявляли о нарушении их права на уважение семейной жизни в связи с решениями внутригосударственных судов, которые вынесли приказ о возвращении ребенка на Кипр.

Европейский Суд постановил, что в случае исполнения приказа о возвращении ребенка на Кипр будет иметь место нарушение статьи 8 Конвенции (право на уважение частной и семейной жизни). Европейский Суд установил, в частности, что процесс принятия решения в соответствии с внутригосударственным законодательством не отвечал процессуальным требованиям статьи 8 Конвенции, особенно принимая во внимание отсутствие какой-либо информации о ситуации на Кипре и рисках для ребенка в случае расставания с матерью.

Адвокат по международному похищению детей в России

ИВАНОВА НАДЕЖДА АНАТОЛЬЕВНА

адвокат, рег. № 11426 в реестре адвокатов г. Москвы

  • С 2017 года рекомендована Федеральной палатой адвокатов РФ Центральному органу РФ и включена в состав адвокатов, сертифицированных Программой HELP в сфере международного семейного права и оказывающих помощь в рамках Конвенции о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей;
  • С 2018 года тренер юридических образовательных программ HELP Совета Европы
  • Основатель и партнер Центра правовой помощи и психологической поддержки "PSYCHOGRAF" / www.psychograf.ru 
  • Консультация - от 3 500 рублей/ 1 час

    Закажите юридическую консультацию

    Оставьте заявку на консультацию и адвокат перезвонит вам в ближайшее время

    ул. Арбат, дом 36/2 строение 6, офис 104

    300 от м. Смоленская

    Тел: +7 (926) 831 76 13

    info@ivanova-advokat.ru